Фотогалерея
ХЕРСОНЕС ТАВРИЧЕСКИЙ

город: СЕВАСТОПОЛЬ/ АР КРЫМ
автор: admin
фотоаппарат: FUJIFILM FinePix S2960
фотографий: 32
Просмотров: 1084

География Гераклейского полуострова


     Крымский полуостров на юго-западе завершается треугольным в плане выступом Гераклейского или Трахейского полуострова. Вершина этого треугольника – мыс Херсонес (на старых картах Фанар), основание – условная прямая между верховьями Севастопольской (Северной, Большой) и Балаклавской бухт. Такое географическое районирование идет от античной эпохи. Древнегреческий географ и историк Страбон (около 64/63 гг. до н.э. – ок. 20 г.н.э.) именовал Крымский полуостров Херсонесом Таврическим или Скифским, то есть полуостровом тавров или скифов, по названиям обитавших здесь народов, а еще Большим Херсонесом, потому что на этом полуострове был и другой Херсонес Таврический, который с начала XIX века мы называем Гераклейским полуостровом. Вот этот, второй Херсонес Таврический, который составлял часть Большого Херсонеса, чтобы их не путали, Страбон называл еще и Малым Херсонесом [Strabo, VII, IV, 1-2], а перешеек, который замыкал Малый Херсонес, как часть Большого Херсонеса, находился между гаванями Симболон Лимен (совр. Балаклавская бухта – О.С.) и Ктенунт (совр. Севастопольская бухта). На Малом Херсонесе была расположена колония гераклейцев на Понте – город, который тоже назывался Херсонесом Таврическим [Strabo, VII, IV, 2]. Площадь Крыма – Большого Херсонеса Таврического около 26 тыс. кв. км. Площадь Малого Херсонеса - приблизительно 126 кв. км.

     Для Страбона, как впрочем и других античных писателей, Малый Херсонес был примечателен только расположенным на нем греческим городом Херсонесом Таврическим. Вместе с гераклеотами в основании города участвовали жители Делоса, изгнанные со своего острова афинянами. Как полагают, делосцев изгоняли из отечества дважды, в 528 и 422/21 гг. до н.э. Соответственно основание Херсонеса относят к 528 или 422/21 гг. до н.э. Последнюю дату принимает большинство исследователей.

     По результатам археологических раскопок очевидно, что к последней четверти IV в. до н.э. Малый Херсонес – Гераклейский полуостров был освоен эллинскими поселенцами и стал ближней аграрной территорией – хорой города Херсонеса. Около 10 кв. км площади полуострова колонисты размежевали на земельные наделы.

 
Свидетельства заселенности этой местности с глубокой древности 

     Следы жизни, предшествовавшей основанию Херсонеса Таврического и освоению колонистами окружавшего их пространства, основательно стерты грандиозными по масштабам землеустроительными работами античного времени и строительством города Севастополя. Иногда они проявлялись находками доколонизационных артефактов при раскопках Херсонеса и античных памятников хоры, но особенного внимания долго не привлекали. Исследователи ограничивались констатацией факта заселенности территории с глубокой древности. Внимание и усилия ученых здесь были и остаются сконцентрированными преимущественно на античном и средневековом Херсонесе – Херсоне и связанным с ним кругом памятников.
 

Исследования Л.Н. Соловьева и С.Ф. Стржелецкого  

     Целенаправленные поиски доколонизационных памятников на Гераклейском полуострове и окрестной ему территории начал в 1922-24 гг. сотрудник Херсонесского музея Лев Соловьев, он выявил признаки многих известных теперь поселений и могильников эпохи бронзы и раннего железа. Однако эти разведки не получили продолжения и развития. Их результаты остались не опубликованными и неизвестными широкому кругу исследователей. В начале 50-х годов Станислав Стржелецкий собрал и систематизировал разрозненные материалы и архивно-библиографические сведения и выделил на Гераклейском полуострове более 20 пунктов со следами поселений и отдельными артефактами эпохи бронзы – раннего железа, 3-4 группы мегалитических погребальных сооружений – каменных ящиков и не менее 10 групп курганов. Тогда же под его руководством были проведены крупномасштабные раскопки жилищ и хозяйственных ям начала I тысячелетия до н.э. на поселении Уч-Баш близ Инкермана и, видимо, связанного с ним мегалитического могильника, каменных ящиков.
 

Работы Севастопольской археологической экспедиции О.Я. Савели 

     В начале 70-х годов исследования были продолжены работами Севастопольской археологической экспедиции Херсонесского музея (Олег Савеля). В зонах строительства и освоения земель в городе Севастополе экспедиция открыла ряд памятников эпохи бронзы – раннего железа и провела раскопки нескольких из них.

     Результаты названных выше исследований позволяют наметить пунктиры истории доколонизационного и раннеколонизационного этапов Херсонеса Таврического – Гераклейского полуострова и прилегающей к нему территории.
 

Современное состояние исследования археологических памятников доколонизационной эпохи 

     Два кургана кеми-обинской и древнеямной культур удостоверяют присутствие населения времени раннего металла на Гераклейском полуострове в III – начале II тысячелетия до н.э. Для финальных фаз каменного века – мезолита и неолита достоверных данных нет. Но никто из специалистов каменным веком здесь не занимался. Места находок мезолитической и неолитической индустрии были отмечены близ Гераклейского полуострова. И, возможно, памятники эпохи камня здесь просто еще ждут своих исследователей.

     Для ранней фазы эпохи бронзы отмечены признаки 8 поселений катакомбной культурно-исторической общности, расположенных на террасах лощин и балок и тяготеющих к плодородным и обводненным массивам земли. Близ Гераклейского полуострова частично раскопан могильник позднекатакомбного этапа, который по ряду признаков сближается с памятниками каменско-ливенцовской группы. Но в целом целенаправленные исследования этих памятников, как и памятников срубной культуры фазы поздней бронзы, в широком масштабе на Малом Херсонесе – Гераклейском полуострове и вокруг него на современном уровне не производились.

     Следы поселений кизил-кобинской культуры раннего железного века густо пестрят в близлежащих к Гераклейскому полуострову низовьях долин речек Бельбека и Черной, особенно в районе Инкермана. На Гераклейском полуострове пунктов с признаками кизил-кобинских поселений насчитывается свыше 20. Многие исследователи связывают носителей кизил-кобинской культуры с таврами античных мифов и описаний.

     Поселения расположены на прикрытых от ветров склонах балок и лощин, нередко на месте поселений эпохи бронзы и тяготеют к плодородным и обводненным поймам и тальвегам. Размеры и конфигурация поселений обусловлены в основном рельефом местности.

     Какие-либо признаки регулярности в планировке поселений не прослежены. Жилища-полуземлянки, землянки и легкие наземные постройки изучены еще недостаточно. В основном следы поселений при раскопках проявляются зерновыми ямами, которые использовались недолго и потом заполнялись мусором. Результаты раскопок не оставляют сомнений в том, что основными занятиями являлись земледелие и пастушество. Можно думать, что, по крайней мере, часть таких ям служили не просто свалками, а были жертвенными местами. В нескольких случаях, в том числе и на Гераклейском полуострове, в них найдены намеренные захоронения собак и даже людей, причем позднейшие из них датируются V-IV вв. до н.э. Невольно вспоминаешь рассказ Геродота об обычае у тавров приношения человеческих жертв.

     В последние годы фрагменты греческой столовой посуды и амфор V-IV вв. до н.э. найдены в засыпях ям кизил-кобинских поселений на территории, которая позже, к последней четверти IV в. до н.э., была размежевана на земельные наделы хоры Херсонеса. Таким образом, получены первые свидетельства контакта и сосуществования греческого Херсонеса с окрестными таврами на начальных этапах существования и становления полиса, а около середины IV в. до н.э. по границе Гераклейского полуострова возникает цепь новых поселений варваров. Она топографически явно увязана с системой греческих земельных наделов Херсонеса и дает основания предполагать, что эти поселения и земли вокруг них в IV-III вв. могли быть частью структуры херсонесской хоры.

     Археологические материалы свидетельствуют, что ситуация в регионе Херсонеса Таврического определенно отличалась от ситуации в других районах Северного Причерноморья, подвергшихся греческой колонизации.

 


 

 

   

      Большинство херсонесских базилик к концу X века были разрушены. На их месте построены небольшие скромные церкви и часовни, по одной-две в каждом квартале. 

      В 1850 г. на месте предполагаемого крещения князя Владимира был основан небольшой монастырь, а через три года освящена скромная церковь святой Ольги, которая была разрушена во время войны. В 1892 году на месте храма, построен Владимирский собор по проекту архитектора Д. И. Гримма.

 

 

 

 


 

 

      На берегу моря между двух каменных стен висит большой медный колокол, отлитый в Таганроге в 1778 году из турецких трофейных пушек. На нем изображены святые Николай и Фока — покровители моряков. Во время Крымской войны вывезенный французами из Севастополя, через 60 лет был обнаружен в соборе Парижской Богоматери. Французский президент Пуанкаре, заинтересованный в улучшении отношений между двумя странами, распорядился вернуть колокол в Севастополь. Его благополучно доставили в Херсонес и подняли на звонницу рядом с Владимирским собором. После ликвидации монастыря колокол был установлен на берегу моря, чтобы предупреждать в тумане проходящие корабли о близости прибрежных скал.

 


 

 

     По преданию основанию полиса предшествовало предсказание Дельфийского оракула. В первом веке Плиний Старший пишет: «на самом перешейке полуострова Гераклея — Херсонес, которому дарована свобода римлянами; он раньше назывался Мегарикой и был самым блестящим пунктом на всем этом пространстве, благодаря сохранению греческих обычаев». За многовековую историю он сменил несколько названий — Херсонес, Херсон, Корсунь, Керсона, Сары-Кермен. 

     Поселения греков появлялись там, где была возможность регулярной торговли с местным населением, обеспечивавшей сбыт аттических товаров. Херсонес был расположен на пересечении морских путей. Основным товаром вывозимым из Крыма был хлеб, выращиваемый местным населением, а также скот, мед, воск, соленая рыба, металл, кожи, янтарь и рабы. Херсонес торговал с Ионией и Афинами, городами Малой Азии Гераклеей и Синопой, островной Грецией, откуда ввозились металлические изделия, керамическая и стеклянная посуда, мрамор, предметы роскоши, косметические изделия, вино, оливковое масло, дорогие ткани, украшения. Его экономическое процветание обуславливается близостью, как к степному Крыму, так и к малоазиатскому побережью. И если в первые годы основания Херсонес был небольшим поселением, то уже через сто лет это крупный центр античного государства, город-полис. Он становится центром территориального государственного образования, владевшего землями на Гераклейском полуострове и в северо-западном Крыму, включившего в свои владения Керкинитиду (Евпатория) и Калос Лимен (Черноморское). Осваиваются плодородные земли равнинных районов, где выращивается хлеб и виноград.

     На вторую половину IV—III в. до н. э. приходится максимальный расцвет экономики и культуры Херсонеса. К этому времени в Крыму усиливается Скифское государство, со столицей Неаполь в центре полуострова. Скифские цари ведут многочисленные войны, стараясь забрать в свои руки хлебную торговлю в Крыму. Не надеясь на собственные силы, в 179 году до н.э. херсонеситы заключают договор о военной помощи с царем сильного Понтийского государства, возникшего на южном побережье Черного моря в результате распада империи Александра Македонского.

     И когда в 110 году до н. э. скифам удается завоевать Керкиникиду и Калос Лимен и осадить столицы Херсонеса и Боспора, царь Понта Митридат VI Евпатор, посылает на помощь одного из своих лучших полководцев. Большой флот с шеститысячным десантом гоплитов, под командованием Диофанта высаживается в бухте Херсонеса. Узнав об этом, скифский царь Палак заключает союз с царем сарматского племени роксоланов Тасием. Греческий географ и историк Страбон писал в своей «Географии»: «Роксоланы воевали даже с полководцами Митридата Евпатора под предводительством Тасия. Они пришли на помощь Палаку, сыну Скилура… Роксоланы числом около 50000 человек не могли устоять против 6000 человек, выставленных Диафантом, полководцем Митридата, и были большей частью уничтожены». После победы у Пантикапея, Диафант вытесняет скифов с Керченского полуострова и вместе с херсонесским и боспорским войсками, после восьмимесячной осады берет столицу скифов Неаполь. После нескольких попыток вернуть столицу, Палак погибает при штурме Неаполя. Вмешательство Митридата спасло Херсонес, но полис потерял свою самостоятельность и вместе с Боспором был включен в Понтийскую державу. Почти весь Крым становится зависимым от Митридата VI Понтийского, платя дань в виде громадного количества хлеба и серебра.

     Политика Митридата, направленная на усиление племен Северного Причерноморья, постоянные войны с Римом, не устраивали высшую знать Херсонеса и Боспорского царства. В Фанагории произошло восстание, перекинувшееся в Херсонес. Преданный своими войсками и собственным сыном, Митридат в 63 году до н. э. покончил с собой. Его сын Фарнак II становится царем Боспора, заключив кабальный союз с Римом, он получает за это Херсонес.

     Воспользовавшись гражданской войной в Римской империи, Фарнак решил восстановить бывшее царство своего отца и в 49 году до н. э. отправился в Малую Азию возвращать себе понтийский престол. Здесь у города Зелы произошло сражение, о котором Юлий Цезарь написал в донесении Сенату Рима: «Veni, vidi, vici» — «пришел, увидел, победил». В 45—44 году до н. э. Фарнак терпит поражение, а Херсонес отправляет в Рим посольство и получает от Цезаря элевтерию — независимость от Боспорского царства. С этого времени Херсонес объявляется свободным городом и подчиняется только Риму.

     Во второй половине I века скифы, объединившись с сарматами, начали серьезно угрожать независимости Херсонеса. Для защиты города в 63 году в гавани Херсонеса появились корабли Мезийской эскадры — в город прибыли римские легионеры. Под их защитой окрепший Херсонес налаживает торговые отношения со скифской столицей Неаполем и местным оседлым населением. Значительно увеличивается снабжение городов Римской империи хлебом и продовольствием. С 46 года Херсонес чеканит свою монету с буквами «XEP» и словом «свободный». Он становится типичным римским провинциальным центром, тесно связанным политическими, экономическими и культурными связями с Римской империей, что сказывается на всем облике его культуры. По описанию Константина Багрянородного, херсонесцы оказывают императору Диоклетиану помощь в борьбе с пантикапейским царем Савроматом и расширяют, будто бы, свои владения до Чатырдага, неоднократно занимая Пантикапей.

     В середине III века в Северное Причерноморье пришло древнегерманское племя готов. Уничтожив все скифские поселения степного Крыма вместе с Неаполем, они образовали Крымскую Готию. Херсонес, в котором находился римский гарнизон, весь IV век оставался морским и стратегическим центром Римской империи в Крыму. Постепенно Крымские готы начали переходить на службу Римской империи, получая денежное вознаграждение, через посредничество Херсонеса.

     Боспорское царство, собрав армию из кочевых племен, живших в Приазовье, попыталось захватить имперские земли в Малой Азии. По приказу римского императора войска Херсонеса в 293 году захватили оставшуюся без серьезной защиты столицу Боспора, благодаря чему римляне смогли закончить мешавшую им войну, а Херсонес освобождается от налогов и получает большие льготы. Происходят еще две херсонесско-боспорских войны, в результате которых Боспорское царство теряет свое былое величие. Херсонес же напротив настолько окреп, что смог отстоять свою политическую и экономическую свободу в период Великого переселения народов в IV и V веке. Выгодное географическое положение, постоянный сбыт продуктов виноградарства, рыбы и соли, развитые ремесла обеспечивали стабильность херсонесской экономики. Появилась возможность содержать сильную армию и иметь мощные оборонительные сооружения.

     После раздела Римской империи в конце IV века полис входит в сферу влияния Восточной Римской империи. Византия, заинтересованная в удобном стратегическом расположении Херсонеса, оказывает городу политическую и материальную помощь, содержит его тысячный военный гарнизон. К концу IV века греческие города-государства в Крыму были разграблены и уничтожены неоднократными гото-гуннскими вторжениями. Только Херсонес остается главным опорным пунктом Византийской империи на Крымском полуострове весь V и начало VI века. Византийцы именовали Херсонес — Херсоном, который выполнял посреднические торговые функции по снабжению молодой империи хлебом и продовольствием, вывозимом из Причерноморья и степного Крыма.

     В VII веке на полуостров вторгаются хазары. И хотя Херсонес отстоял свою независимость, город, в связи с постоянными набегами, переживал упадок. И только когда между Византийской империей и Хазарским Каганатом был заключен договор, Херсонес был присоединен к Византии. Многие годы он служит местом ссылки опальных византийских чиновников, светских и духовных.

     К середине X века печенеги, захватившие Крымский полуостров, и получив отпор у стен Херсонеса, становятся посредниками в торговле между Херсонесом и Древнерусским государством. Император Константин Порфирородный в трактате «Об управлении империей» писал: «племя названных печенегов соседствует с областью Херсона. Это племя занимается торговлей с херсонитянами и отправляет поручения их и царя в Россию, Хазарию, Зихию и прочие тамошние страны, получая, разумеется, от херсонитов условленное вознаграждение за такую службу, смотря по свойству услуги и положенному на нее труду, по продаже шелковых тканей, перевязей, муслина, бархата, перца, красных парфянских кож и других подобных вещей».

     К этому времени складывается путь «из варяг в греки». Начинаясь у берегов Балтийского моря, он выходил к Черному Морю. Русской торговле нужны были опорные пункты на этом пути, чем и становится Херсонес. Через него на Русь попадали шелковые ткани из Венеции, Турции, Египта и Сирии, металлы и драгоценные изделия, пергамент, через него же Русь вывозит меха, кожи, воск, мед, моржовую кость. Русь все более и более связывает свою жизнь с многовековым Херсонесом, охраняя и ведя большие торговые предприятия с ним. Херсонесские купцы проникают на далекий север Балтики, а через Киев и Галич в Западную Европу.

     В 988 году, в Херсонесе происходит внутренний мятеж, поднятый византийским военачальником Вардой Фока. По просьбе византийского императора киевский князь Владимир Святославович подавляет мятеж, рассчитывая получить за помощь в жены византийскую царевну Анну. Военную помощь приняли, но красавицу царевну не отдали. Осенью 989 года Владимир осадил и взял штурмом Херсонес Таврический, объявив, что это предупреждение перед походом на Константинополь. Неприступная двадцатипятилетняя принцесса со свитой прибыла в Херсонес. И тут, согласно «Повести временных лет», произошло чудо: Владимир ослеп и прозрел лишь тогда, когда крестился. Здесь же, в Херсонесе, состоялось венчание Владимира и Анны. После женитьбы он возвращает город Византии и уходит назад в Киев. С этого времени Херсон (Корсунь в древнерусских летописях), тесно связан с Киевской Русью, которая в это время становится активной силой в Северном Причерноморье. Он играет заметную роль и в русско-византийских отношениях.

     После захвата и разорения крестоносцами Константинополя в 1204 году, могущество Византии ослабело, и торговля на Черном море оказалась в руках венецианских, а затем генуэзских купцов. Торговые пути перемещаются в Восточный Крым, и хотя Херсонес является в это время самым большим городом Крыма, начинается упадок его экономики.

     Приход в Крым татар, и нападение на юг полуострова турок, самым катастрофическим образом отразилось на жизни Херсона. В 1399 году главой Золотой Орды стал главнокомандующий ее войсками эмир Эдигей. Он совершает поход на Крым, во время которого грабит и сжигает многие города, в том числе и Херсонес. Разрушенный город больше не смог восстановиться. Около середины XV века его окончательно покидают жители. Гордое имя города на время было забыто, турки называли его Сары-Кермен (Жёлтая крепость).

     Новая жизнь Херсонеса-Херсона-Корсуня началась в 1827 году, когда здесь были предприняты первые археологические раскопки, которые с перерывами ведутся вплоть до настоящего времени. Именно благодаря самоотверженному труду нескольких поколений отечественных археологов и историков, можно познакомиться с историей и культурой этого уникального центра человеческой цивилизации, который образно называли Русской Троей.

 


     

     Характерной чертой планировки города было ритмичное расположение продольных и поперечных улиц. Сетка прямых улиц делила город на одинаковые прямоугольники небольших кварталов. Ширина всех продольных улиц 6,5 м. поперечных — 4,5 м. Кварталы состояли из трех-четырех домов, обращенные к улицам глухими стенами и высокими оградами. Комнаты и хозяйственные помещения освещались через окна и двери, выходящие во двор. Войти внутрь двора можно было через единственную неширокую калитку. В домах обычных граждан — две-три жилые комнаты площадью 9—11 кв. м, кухня с открытым очагом, столовая-трапезная, кладовая и одно-два производственных помещения. Усадьбы же херсонесской знати строились как маленькие крепости из больших каменных блоков, с высокими башнями со стенами двухметровой толщины и высотой 10—12 м. Они не только защищали от разбойных налетов, но могли выдержать и непродолжительную осаду.